Светские новости Вячеслав Зайцев

Вячеслав Зайцев: «Я ведь русский человек, я не могу без проблем»

Шоу Вячеслава Зайцева, приуроченное к двойному юбилею — тридцатилетию Дома моды и пятидесятилетию творческой деятельности модельера – пройдет 2 марта в ГЦКЗ «Россия» в Лужниках. Показ станет самым крупным из подготовленных к знаменательной дате событий. Накануне шоу Вячеслав Зайцев рассказал, почему не захотел работать в Париже, для кого он всю жизнь хотел сделать коллекцию и так и не сделал. Беседовала Белла Адцеева.

— Что вы подготовили для юбилейного шоу?

— Я покажу зрителям фрагменты разных коллекций последних 25 лет. По одной-две вещи, чтобы было видно, как формировался стиль. Будет классическая тема, которая для меня является основной. Модели продемонстрируют пальто, жаккард, фольклорные мотивы. Будут даже те вещи, которые я начал делать, еще учась в институте. А финал станет роскошным: вечерние платья, свадебные платья, всего 12 видов, и все выполнены из французских и итальянских тканей. Зрелище будет очень красивое, надеюсь, что всем очень понравится.

— За 50 лет вы проделали путь от студента из Иваново до человека, с которым ассоциируется российская мода во всем мире. Есть еще какие-то нереализованные цели?

— К сожалению, я не достиг главного – я так и не могу позволить себе сделать коллекцию для людей. Я мечтал создавать одежду для большинства, но ни одно предприятие не взялось за реализацию идеи. В Советском Союзе был ширпотреб, в России предпочитают просто покупать западные образцы, поэтому русскому человеку очень сложно себя сделать в моде. Это действительно самое обидное — что я не смог быть полезным для людей, хотя всегда хотел, чтобы искусство, дарованное свыше, стало общим достоянием. Мое единственное спасение в том, что есть клиенты. Но вот массово выпускать одежду так и не получилось. А вообще, мечтаю, конечно, заняться интерьером, посудой, создать максимально комфортную среду для человека, в которой он будет себя чувствовать гармонично. Сейчас сделал первый шаг — создал эскиз керамики.

— Вы говорили, что мечтаете создать империю моды — получилось?

— Я мечтал об этом, но, к сожалению, пока не удалось. Единственное, я здорово поработал и создал лабораторию моды, где обучаю молодых талантливых художников. За 15 лет выпущено более 200 человек, и они все полны идей, полны желания быть самими собой, не похожими на меня. В этом плане я дал им возможность максимально раскрыть свой потенциал. Как педагог, я считаю, сделал многое для людей, которые придут работать после меня. Сейчас они уже начинают творить совершенно удивительные вещи, и я счастлив этим.

— Государство поддерживает моду?

— Никогда этого не было, и до сих пор нет. Мода в России никому не нужна по сей день, потому что правительство не хочет иметь к ней отношения. У нас не создают условий для молодежи, никак не поддерживают инициативы. Я недавно был в Лондоне — там есть специальная улица, на которой государство открывает магазины для молодых модельеров, чтобы талантливые люди могли реализоваться. У нас в этом плане большие проблемы — везде нужны деньги. Хотя есть масса замечательных художников со своим производством. Они выпускают маленькие партии одежды, потому что для больших нужно серьезное финансирование, а это никому не интересно. Благодаря отдельным талантливым людям, которые держатся на плаву, мода у нас развивается. А так, это занятие ведь ничего не приносит, кроме больших затрат. Спасает то, что у меня была возможность запустить парфюм «Маруся», и благодаря этому я могу быть независимым. Парфюм выпускается уже более 20 лет — с 1991 года, и контракт постоянно продлевают, хотя я не прошу об этом. К тому же, в Париже это первый парфюм, название которого написано по-русски.

— Вы ведь почетный гражданин Парижа, никогда не было желания работать в городе, где для этого созданы все условия?

— Я работал там некоторое время, представил две коллекции. Французы замечательные талантливые люди, но — не мои. Я ведь русский человек, я не могу без проблем. Слишком там все замечательно было. Хотя, там есть и опасность: французы понимают талант, но боятся его. Когда я сделал удачные коллекции, которые получили высокие оценки, они начали ревновать. Это такая творческая ревность. Я человек широкой натуры, не боюсь, что у меня украдут что-то — ради Бога, пусть берут столько идей, сколько хотят. Я просто считаю, что всегда сделаю новое, Бог дал мне возможность очень масштабно все видеть. Но я подумал — чего я буду мешать. Это ведь очень напрягает.

— В свое время вы одним из первых стали использовать народные мотивы в одежде, попытались ввести моду валенки. Тогда вас крепко критиковали за такие смелые идеи, а сейчас это одно из актуальных направлений в моде. Обидно?

— Быть первопроходцем всегда тяжело. Я не понимал, почему люди не хотят этого. Ведь ничего особенного — я брал старинные русские темы, разрабатывал их по-новому, предлагал другое прочтение. А недавно я создал коллекцию «Истоки», за которую получил премию. И сегодня существует огромное количество фирм, которые шьют рубахи, куртки, пальто, обувь с национальными мотивами. Просто я дал толчок для использования народного творчества при создании одежды. Самому невозможно все поднять, но то, что ты становишься инициатором большого движения, позволяешь нашей промышленности зарабатывать деньги — это здорово. Павлопосадское производство очень поднялось, там сейчас оборудование новейшее, деньги стали вкладывать, это стало очень масштабно. Фольклорную тему надо развивать. Узоры на павлопосадских платках — это фантастика.

— Вы мечтали учиться на артиста, а в текстильный институт попали, можно сказать, случайно. Никогда не жалели о том, что не удалось стать актером?

— Ну, по-английски художник — artist, так что я считаю, что все получилось.

— Время для ваших увлечений — поэзии, живописи — находите?

— Стихи сейчас уже не пишу. Был период, когда я этим увлекся, но это дилетантство такое, которое, правда, получилось достаточно грамотным. Просто был период, когда ушла мама, и я остался один, и через стихи я выражал свое отношение ко времени, они стали таким словоизлиянием души.

— После всей этой юбилейной суеты отдохнуть хотя бы удается? Отпуск возьмете?

— Нет, уже 21 марта начинается Неделя моды в Москве, для которой я делаю новую коллекцию, простую, очень ясную, органичную. Она называется «Ассоциации». Сейчас еще работаем над коллекцией с Егором, и Маруся (сын и внучка Вячеслава Зайцева — прим. ред.) дошивает свою линию. Мы в этом году втроем участвуем в Неделе: у Егора самостоятельная коллекция, и первый показ Маруси. Так что будет интересно. А потом опять работа – у меня уже запланировано несколько заграничных поездок.