Светские новости

Вдова Дмитрия Марьянова: «В какой-то момент в клинике на него махнули рукой»

Вдова Дмитрия Марьянова целый год хранила молчание и осторожно комментировала смерть супруга. По ее словам, врачи реабилитационного центра делали все возможное, чтобы помочь артисту, который долгие годы пытался лечиться от алкоголизма.

Трагический уход из жизни Дмитрия Марьянова до сих пор не дает покоя друзьям и поклонникам его творчества. Вдова Марьянова на протяжении года хранила молчание и не желала идти на контакт с журналистами — это порождало еще больше домыслов. Поклонники пытались понять, зачем Дмитрия положили в реабилитационный центр «Феникс», почему там не было врачей, и когда именно ему стало плохо. На многие вопросы попробовала ответить сама Бик.

По ее словам, за этот год она прошла долгий путь и осталась жива только ради дочери Анфисы. Именно ситуация с наследницей вынудила женщину пойти на программу, потому что в школе к ней стали подходить одноклассники и говорить о том, что ее папа алкоголик. Чтобы пресечь все эти разговоры, вдова артист решила рассказать правду. Она отмечает, что прожила с Дмитрием несколько лет, которые были наполнены теплотой, любовью и душевными отношениями, но все это омрачала его пагубная привычка — пристрастие к алкоголю. До поры до времени ей удавалась бороться с проблемой, но затем ситуация стала только усугубляться.

«Мы сделали все, что могли. Мы обошли все известные нам клиники в Москве, «Феникс» был последним местом, дальше идти уже было некуда», — говорит Бик.

Причем, затащить туда Марьянова было большим трудом — для этого Бик пришлось прибегнуть к помощи специалистов и друзей. В какой-то момент Дмитрий лег в клинику, тогда она посчитала это знаком и думала, что все будет хорошо. Более того, несколько раз ей даже удалось пообщаться с мужем. Последний звонок был в день смерти — актер рассказал, что у него сильно болит нога и попросил забрать его. «Я сразу позвонила мануальщику, который был с нами долгие годы, и я ему доверяла. Он сказал, что это было обычное поведение больного, пытающегося выйти из клиники, поэтому я успокоилась», — вспоминает Бик. Она считает, что врачи все делали правильно, но они не смогли поймать момент, когда ситуация стала непоправимой.

«Я полагаю, все это началось еще днем. В клинике, грубо говоря, махнули рукой на него. Не стали обращать внимания на жалобы», — говорит Бик.

Сейчас руководителя медицинского центра, где лечился артист, проверяют следственные органы, а дело расследуется со всей тщательностью. Ксения рассказала, что уже ознакомилась с результатами вскрытия и расследованием, но пока не хочет оглашать их. А вот не ответить на обвинения Ирины Лобачевой, которая в нескольких интервью обвинила вдову Марьянову в  смерти актера, она не может. «Я девушка из приличной семьи, кандидат наук, психолог с большой базой.  И нужно мне было придумывать такую схему ради трешки в Москве? Я Диму любила, и все, что она говорит не соответствует истине», — заявила вдова Марьянова. 

По словам Бик, Ирина сама не против употребления спиртных напитков. Ранее Марьянов признавался родственникам Ксении, что начал уходить в запои именно тогда, когда сошелся с Лобачевой. 

Сейчас Ксению заботит проблема наследства, за которое она борется с отцом и сыном Марьянова. Бик уже несколько раз встречалась с мужчинами и их представителями, пытаясь поделить все так, как было до смерти актера — папа Дмитрия жил на даче, она с семьей обитала в центре Москвы. Не забывает она и про внебрачного сына актера, которому предлагает взять наследство покойного отца. А вот про Анфису, которую Марьянов считал своей дочерью, речи пока не идет.

«Верю в то, что все закончится миром. Моя природа и воспитание не позволят мне все под себя грести. У меня нет задачи забирать, ведь по факту есть сын, который признан юридически. Зачем оставлять его без всего? Нужно разговаривать! Но оставить Анфиску так, как они хотят, морально было бы неправильно», — подчеркнула Бик в финале программы.