Светские новости

Ученица Олега Табакова обвинила его в домогательствах

Одна из подопечных Олега Табакова рассказала о том, что он пытался добиться от нее интима. Влиятельные режиссеры несколько раз домогались до актрисы Елены Антоненко, но она неизменно отказывала им.

Существует стереотип, что в советские годы звезды кино и эстрады отличались высокими нравственными принципами. Однако все чаще актрисы той поры решаются на откровения, рассказывая про домогательства со стороны влиятельных и успешных покровителей. Елене Антоненко неоднократно приходилось сталкиваться с похотливостью режиссеров. Ее карьера началась еще в 70-х, когда после серии кастингов 14-летняя девушка попала в труппу театра «Современник». Здесь ее наставником стал Олег Табаков. «Я прочла ему две строчки, и Табаков сказал: «Все, беру, ты мой человек. Табаков, конечно, много для меня сделал. Позвонил маме, убедил ее, что я должна учиться у него в студии. Но на премьере спектакля «Эшелон» прямо на сцене отравили актрису Аллу Покровскую, маму Миши Ефремова, бывшую жену Олега Ефремова. Кто-то подлил ей вместо воды нашатырный спирт. Табаков остановил спектакль. В шоке я, в чем была на сцене, выскочила, добежала до нашей студии и крикнула, рыдая: «Ребята, Аллу Покровскую отравили!» Табаков воспринял это неправильно — как предательство. Он меня вызвал и сказал, что сор нельзя выносить, «ты моя самая любимая ученица, но я должен с тобой расстаться», — рассказала артистка в интервью.

Шокированная Антоненко пережила нервный срыв, но все-таки позже смогла поступить в ГИТИС. Окончив вуз, она снова встретилась с Табаковым, чтобы попросить его о возвращении в труппу. Однако Олег Павлович, по словам артистки, настаивал на интиме.

«Считая Табакова своим наставником в театральном искусстве, я его вызвонила и попросила о встрече, которая и состоялась в его кабинете. Там он, обсуждая, в какой театр я могла бы подойти, в завершение вдруг сказал: «Лена, я ничего делать не буду, просто покажи мне свою сисечку маленькую». Это было как удар ножом. Я ушла как оглушенная. Мне было так больно, и не один год», — призналась Елена.

Актриса не стала жаловаться на домогательства Табакова. Вскоре ей пришлось осознать суровую правду: шантаж интимом в творческих кругах — это распространенная практика. Из-за своих высоких нравственных принципов Антоненко лишилась нескольких перспективных ролей. Так, к ней приставал режиссер Эмиль Лотяну. Не добившись секса, постановщик отказал Елена в роли в фильме «Мой ласковый и нежный зверь». Другой маститый режиссер Геннадий Полока снимал продолжение своей картины «Республика ШКИД» про беспризорников «Наше призвание». Он неоднократно пытался совратить Елену, но неизменно сталкивался с отказом.

«Я не понимала, как можно жить с мужчиной на 30 лет себя старше. Когда в очередной раз я ему отказала в близости, он мрачно сказал: «Ну понятно». В течение недели я в гриме и костюме находилась на съемочной площадке, но каждый день меня не снимали. Ответ был один: «Не успели». Через неделю приехала актриса, которая пробовалась со мной, но утверждена была я. И Полока прямо во время съемки попросил меня отдать ей мой костюм. Это был удар — я ничего не ела, мычала, оказалась в больнице», — заявила Елена.

Антоненко пришлось столкнуться с многочисленными испытаниями. Первый брак закончился разводом, а второй супруг неожиданно скончался, что стало ударом для актрисы. Позже она переехала в США, где работала на съемочных площадках нескольких известных проектов. Со своим учителем Олегом Табаковым Елена в последний раз увиделась в 2012 году. «С Олегом Табаковым я встретилась в 2012 году, приехав в Москву. Меня позвал на спектакль «Старшая сестра» мой однокурсник Саша Марин. За мной сидел Табаков — было слышно его дыхание. Я к нему повернулась: «Олег Павлович, здравствуйте». Он сказал: «Какие знакомые глаза. Вы кто?» Когда я выдохнула: «Я — Лена Антоненко», он начал меня обнимать, целовать. Это был такой эмоциональный шок. И это была наша последняя встреча», — поделилась воспоминаниями звезда.

Общаясь с «КП», Антоненко призналась, что искренне скучает по театру. Звезда не сомневается, что ее творческий путь оказался бы удачнее, будь она сговорчивее. Однако сейчас она гордится тем, что не стала делать карьеру через постель.