Светские новости Рэйф Файнс

Рэйф Файнс: «По-крупному меня не предавали»

Дважды номинант на «Оскар» британский актер Рэйф Файнс представил в  Москве свой режиссерский дебют — экранизацию пьесы Шекспира «Кориолан», где он также сыграл главную роль. Перед премьерой обозреватель Glomu.Ru поговорила с актером о предательстве, политике и романтике.

— Почему для своего режиссерского дебюта вы выбрали пьесу Уильяма Шекспира о римском полководце Гнее Марции Кориолане, далеко не самую известную?

— Это остросоциальная актуальная история, с мощным каркасом, которую я очень хотел рассказать. Я был ей просто одержим. Прежде всего, меня в ней привлекла тема сложных взаимоотношений властной матери и сына – отважного воина, который так и остался ребенком в теле взрослого мужчины.

— Кориолан был предан не только семьей, но и правительством, и народом, и был изгнан из города. А тема предательства вам близка? Вас предавали?

— Не могу сказать, что меня предавали по-крупному, но, конечно, небольшие предательства в моей жизни были, и я, наверное, подводил людей. Но это и означает — быть человеком, ошибаться и исправлять свои ошибки. Я ищу свой путь, чтобы жить правильно, но  без ошибок во взаимоотношениях с людьми на этом пути не обойтись. Несмотря на то что я понимаю все недостатки Кориолана, я восхищаюсь им. Он настаивает на своей правде до конца, и это качество мне нравится.

— А вы сами — правдолюбец или дипломат?

— Иногда говорить правду в лицо деструктивно, можно сильно ранить человека. Нужно правильно выбирать момент, и понимать, с кем ты говоришь.  Временами мне кажется, что я слишком осторожен с людьми, слишком приятен. Это из-за моего воспитания. Родители прививали мне хорошие манеры. Но истинный талант дипломата — сказать правду в лицо, не нанеся морального урона.

— Действие своего фильма вы перенесли в наше время в связи с вечной актуальностью Шекспира, или просто надоели «костюмные» роли?

— Главное — это история, а не то, кто какой костюм и шляпу носит. Пьесы Шекспира актуальны для любого времени, в них есть универсальная правда. Писатели прошлого лучше понимали человеческое сердце, чем современные.

— Режиссер Файнс остался доволен актером Файнсом?

— Временами с актером Файнсом было тяжело работать. Пару раз его надо было бы уволить. Много пришлось вырезать на стадии монтажа.

— Кориолан был вашим любимым шекспировским персонажем в период работы в Королевском шекспировском театре?

— И он тоже, но я бы назвал Просперо из «Бури». Это последняя роль, которую я сыграл в театре. А еще я бы хотел сыграть Макбета.

— Вам одинаково хорошо удаются и романтические роли, и роли персонажей неоднозначных, с внутренним надломом. А сами вы романтик или циник?

— Учитывая возраст, во мне присутствует некоторый цинизм, но в глубине души я все-таки романтик.

— Безумные романтические поступки совершали?

— Да, было и такое, но сейчас мне тяжело вспомнить что-то конкретное.

— Известно, что вы поклонник русской литературы. Вы мечтали сыграть князя Мышкина, по-прежнему мечтаете?

— Да, это правда, несколько лет назад я хотел снимать «Идиота» и сыграть Мышкина. Но сейчас я уже стар для этой роли. В произведениях Достоевского меня привлекает его сострадание к грешникам. Если будет какой-то проект по Достоевскому, где мне найдется подходящая роль, я с удовольствием приму в нем участие.

— Вам кто ближе — Достоевский или Чехов?

— Тяжелый вопрос. Я бы не смог выбрать, они оба — гении. Пьесы Чехова идеально построены, они совершенны. Чехов умеет невероятно проникать в душу человека, а  Достоевский исследует моральные дилеммы, которые перед нами стоят. Его произведения иногда напоминают крутые горы, по которым трудно взбираться, потому что диалоги и сюжет очень закручены. Но когда взберешься, тебе открывается изумительный вид: вот оно — разрешение дилеммы.

— Работа над образом Евгения Онегина помогла вам постичь тайну «загадочной русской души»?

— Я понимал своего героя, чувствовал его, если вы об этом.

— Ваше участие в экранизациях русской классики — «Пиковой дамы» Павлом Лунгиным и «Месяца в деревне» Верой Глаголевой — вопрос решенный?

— Еще рано говорить об этих проектах, съемки не начались, но предварительная договоренность достигнута. Если все состоится, я буду рад сниматься в картинах Павла и Веры.

— А о вашей роли в новом фильме про Джеймса Бонда уже можно говорить?

— Нет(смеется — ред.)! Но я действительно играю небольшую роль в «Бондиане». Пока не могу раскрывать подробности.

— Ваша любимая роль из сыгранных?

— Можно я вас об этом спрошу?

— Простите, но это не Волан-де-Морт. Конечно, «Английский пациент», а еще слепой дипломат в «Белой графине» и дворецкий Бернар в картине «Бернар и Дорис».

— О, вы смотрели эти фильмы?! Спасибо, это очень неожиданно и приятно.