Светские новости Витас Сергей Пудовкин

Продюсер Витаса о «Евровидении»: «Даже близко не подойду туда»

Продюсер российского певца Витаса Сергей Пудовкин рассказал РИА Новости о секрете небывалой популярности его подопечного в Китае, где помимо концертов исполнитель принимает участие в телепроектах, съемках фильмов и закрытых вечеринках, его имя используется для производства сотовых телефонов и одежды. Беседовала Мария Чаплыгина.

— Витас знаком китайскому зрителю с 2005 года, срок на сегодняшний день немалый. Очередной тур по Китаю собирает полные залы, как Вы объясняете эту любовь к заморскому гостю?

— В Китае совпало очень многое — бурлящая, эмоциональная энергетика Витаса и недополучение  китайским зрителем, как мне кажется, энергии и выплеска адреналина от своей культуры. Поведение Витаса на сцене, его манера общения и репертуар, костюмы — все это наполнено глубоким уважением к зрителю. Китайцы в этом отношении очень мудрые, они очень берегут уважение к себе, ценят его и в  этом смысле Витас, как показывает практика, является для них очень адекватным представителем культуры.

— Какое место сегодня занимает Китай в карьере Витаса?

— Безусловно, «номер один». В мировом турне, которое проходит по 34 странам (мировое турне Витаса с программой «Бессонная ночь» стартовало в Китае  в апреле), Китай занимает особое место. Очевидно, что такие масштабы и такая «Витасомания» характерна в первую очередь для Китая, что делает меня очень счастливым. По моему глубокому убеждению, Витас достаточно убедителен в себе самом: своем творчестве, поведении, сценических костюмах и в том, что он создает.

— Почему тогда в России ажиотаж вокруг имени Витаса не сохранился на том уровне, каким он был, когда необычный исполнитель только возник на музыкальном олимпе с композицией «Опера №2»?

— Когда мы работали над программой «Песни моей мамы», состоящей из композиций на  социальные темы, например «Берега России», нам было указано на наше место и было сказано – это не формат. Могла ли стать песня «Шанхай» не форматом в Китае? Думаю, никогда. Что делает умный человек, которому не нравится среда его обитания? Он ее меняет, что мы и сделали. Обиды у нас нет, с точки зрения бизнеса все делается правильно. Но на сегодняшний момент среда в России антагонистична для меня как продюсера Витаса, она невозможна. Поэтому я сознательно стал заниматься Востоком, Западом, Австралией и Латинской Америкой.

Откровенная девальвация и попирание национальных интересов в области культуры и шоу-бизнеса не дают мне аргументацию для того, чтобы заниматься продвижением каких-либо проектов в России, иными словами, российский шоу-бизнес напоминает сборище насекомых, которые пытаются урвать свой кусок. Я против того, чтобы национальное телевидение использовалось в качестве кормушки для отдельно взятых людей, меня раздражает навязывание массовому зрителю артистов, сделанных за один день с целью быстрого обогащения.

— Проявляемого Витасом уважения к зрителю на российской эстраде оказывается недостаточно для поддержания популярности? 

— В российском шоу-бизнесе зрителя давно и, возможно, навсегда перестали уважать, качество советской эстрады ушло и стало возможно ругаться матом со сцены, плеваться, ходить в рваных штанах. Я же в этом смысле консерватор и считаю неприемлемым, когда песни, содержащие нецензурную лексику, транслируются национальным телевидением. Мне кажется, что «навязывать» и рекламировать в России надо Надежду Бабкину, Золотое кольцо, какие-то национальные, традиционные ориентиры.

Я преклоняюсь перед Китаем именно за то, что они защищают свои культурную, финансовую, экономическую политику, они отстаивают свои интересы.

А популярность Витаса в России никуда не исчезла. Он был признан самым успешным гастролером, которому единственному удалось собрать 18 тысяч зрителей в Ледовом дворце в  Санкт-Петербурге в прошлом году, ни одному другому представителю российского шоу-бизнеса эта цифра даже не снилась. Другое дело, мелькание на экране или СМИ, не думаю, что Витас по этому показателю входит даже в тридцатку артистов.

Но я к этому отношусь стоически. Мы многое сделали для того, чтобы на высоком уровне представить Россию в мире.

— Представление страны за рубежом — достойная уважения миссия, но как продюсер Вы не скрываете, что популярность Витаса в Китае для Вас  — бизнес. Не остывает ли интерес зрителей с годами и не сокращаются ли на этом фоне доходы от деятельности артиста?

— Я не продаю билетов, и мои главные доходы в Китае идут далеко не от концертов. Думаю, если оценивать в среднем за год, то не меньше половины всех денег, которые связаны с Китаем — это продажа товаров, связанная с именем Витас: мобильные телефоны, майки, компакт диски, двд-продукция. Помимо этого, выступления на закрытых вечеринках для хорошо стоящих на ногах и имеющих возможность платить гонорары от полумиллиона долларов китайских компаний, которые заинтересованы в своих презентациях в своих представительских функциях.

— Китайские бизнесмены готовы платить более полумиллиона долларов за Витаса?

— Да, неоднократно Витас выступал на подобных мероприятиях. Концерты же составляют порядка 30% от всех доходов. Если говорить об интересе, то на недавнем концерте в Тяньцзине спекулянты продавали билеты по тройному номиналу, в Гуанчжоу перед концертом билеты уходили по цене в пять раз дороже начальной стоимости. Оставшиеся 20%  китайских доходов – это роялти, которые я получаю за трансляции концертов, соблюдение авторских прав.

— Пришлось ли Вам освоить какие-то новые «механизмы», открыть новые законы продюсирования, завоевывая китайского зрителя?

— Если говорить о шоу-бизнесе, в нем есть три больших компонента: во-первых, талант артиста. Во-вторых,  аналогичный талант продюсера:  внимательность, дотошливость, правильная маркетинговая политика, правильная система ценообразования и гонораров. Третий компонент – деньги. Так получаются Мадонна, Бритни Спирс, так получается Витас. Я не ставлю их в один ряд, но, имея возможности и деньги американского рынка, на мой взгляд, просто смешно, что они ничего умнее не придумали кроме вышеперечисленных персонажей.

В Ките мы просто вкалываем и делаем свою работу.

— А становится ли сам артист более восточным, если не сказать «китайским» для местного зрителя?

— Я думаю, что здесь невозможно обойтись без какой-то сублимации, но мне кажется, что Витас абсолютно транснациональное явление. Конечно, в каждой стране есть специфика, но сказать, что Витас как-то специально проходит корректуру для Китая я не могу.

— Витас приветствует своих зрителей по-китайски и исполняет на их родном языке композиции на своих концертах. Не станет ли он в скором времени выступать в Китае по-китайски?

— Число композиций на китайском языке не будет набирать обороты. Возможно, что в  следующий приезд китайских песен не будет вообще. В нынешней программе Витас исполняет популярную китайскую песню «Тибетское плато». Поразительно, какое сильное единение наступает, когда он исполняет близкие зрителю песни на их родном языке.

— Китайские поклонники сегодня ждут не только следующего выступления Витаса на сцене в Китае, но и выхода исторического фильма «Хуа Мулань» с его участием. Что для Вас представляет эта новая «роль» Витаса в Китае?

— Киноиндустрия – очень важный шаг, который я давно хотел сделать. Я больше бизнесмен, чем художник, поэтому могу сказать, что для меня шаг в кинобизнес в финансовом и перспективном аспекте очень важен.

— Почему Витас с его европейской внешностью был приглашен для участия в фильм, рассказывающий о китайской истории?  

— Я думаю, что в данном случае это совпадение бизнес конъюнктуры. Витас во многом на сегодняшний момент это хороший рекламный бренд для всего в Китае: для популяризации новой марки автомобиля, завода или кинопроекта. Талантливый режиссер всегда видит издалека талантливого артиста, поэтому,  думаю, здесь совпало понимание актерского таланта Витаса и его безусловный однозначной популярности номер один  в Азии. С моей точки зрения этот фильм очень «вкусно» сделан и я надеюсь, что он будет иметь мировую популярность. Получилась красивая, яркая и зрелищная история, поэтому искренне предполагаю, что ее популярность будет иметь мировой масштаб.

— Мировой, включая Россию..?

— Насчет российского зрителя, я не знаю…Я не занимаюсь кинобизнесоми и  прокатом в России и не буду пытаться содействовать тому, чтобы фильм попал в Россию. Но могу сказать, что Витас будет представлять «Хуа Мулань» Каннском фестивале в следующем году. Договоренность об этом и  контракт уже подписан.

— Грядут ли новые китайские кинопроекты в карьере Витаса?

— Актерские данные Витаса как фактурного, харизматичного и узнаваемого актера имеют очень большой потенциал в киноиндустрии, и за время прошедших съемок Витас получил предложения к  участию  в двух масштабных проектах. Рабочее название одной из кинокартин «Легко ли танцевать» и, как ни странно, Витас, возможно, сыграет в ней Майкла Джексона.

Мало кто знает, что Витас хорошо танцует – делает это достаточно ярко и необычно. Пока я не готов принять однозначное решение, но предложение для нас интересное. Эта роль дает возможности для реализации Витаса с новой стороны.

— Россия живет сегодня «Евровидением», Витас – Китаем. Вы всегда были далеки от подобного рода проектов?

— Нет, нас приглашали в 2001 году, когда в итоге Россию на конкурсе представляла группа «Мумий Тролль». Было предложение, чтобы Витас был участником «Евровидения» от России. Я отказался категорически. Не думаю, что Витас сможет на уровне, достойном «Евровидения», представить Россию. Потому что Витас — это Витас, Евровидение – это некий стандартный, с определенными музыкальными законами проект. Витасу гораздо ближе «Аве Мария» и «O Sole Mio», чем стандартная коммерческая популярная музыка. Вы же не спрашиваете, почему на Евровидение не выступает Табаков, разве нет?

— Но все-таки «Евровидение» для Вас явление со знаком плюс или минус?

— Мне было очень обидно за Россию, когда финнам дали первое место, потому что это было откровенное издевательство над российскими интересами. Жаль, что мы не нашли сил и возможности отстоять их. Евровидение в России, это большая победа и достойно уважения. Спасибо Билану и его певческим и артистическим возможностям за то, что он это сделал. Мне, как профессионалу, очевидно, что он был лучший. И, конечно, если мы участвуем в «Евровидении», то мы должны побеждать. Но мне, как продюсеру Витаса, оно «что шло, что ехало», даже близко не подойду туда.