Светские новости

Наталья Краско: «Я начала новую жизнь и сняла комнату»

После развода Иван Иванович Краско уехал к бывшей жене, оставив Наталью одну в квартире со своими родственниками, которые стали ее откровенно выживать оттуда. Девушка рассказала о том, через что ей пришлось пройти и объяснила, где живет сейчас.

Два месяца назад Иван Краско развелся со своей молодой супругой Натальей. Тогда казалось, что этой громкой истории пришел конец — но бывшие влюбленные не стали обрывать связь, то и дело общаются друг с другом, а сейчас вместе играют в новом спектакле. О том, куда девушка переехала после расставания, а также почему решила развенчаться с бывшим мужем, Наталья рассказала «СтарХиту».

— Наталья, два месяца прошло после вашего развода с Иваном Ивановичем. Как вы сейчас живете?
Я продолжаю заниматься творчеством, на днях состоялась премьера спектакля по пьесе Николая Якимчука и Валерия Калугина «Посторонний», где мы играем с Иваном, Сергеем Лосевым и Алисой Юрковой. К тому же у меня большие планы на третью книгу, которая сейчас в работе, хочу продолжить свою художественную деятельность. И все это на новом месте.

— Вы переехали?
Да, я сняла небольшие комнаты в центре города. Когда мы расстались с Иваном Ивановичем, то какое-то время еще планировали жить вместе, пока я не найду себе жилье. Он сразу сказал, что хочет поскорее переехать к детям. Мы догадывались, что его переезд обернется большими проблемами для меня. Хотя и сама не думала долго оставаться, но чтобы сразу меня начали «выселять» — такого я не ожидала.

— Не помогло даже то, что в своей комнате вы сделали ремонт?
Ремонт я делала для себя, потому что хотела жить по-человечески. Мне нравится позиция в этой семье — есть какая-то ситуация, и вариантов правды этой истории несколько. И то, что ты делаешь людям добро или не делаешь — всем все равно. Есть правда, допустим, это мои метры, и я на них стою, и все. Мне пришлось долго отбиваться от этого, объясняя, что я к этим метрам и историям, которые были до меня, не отношусь вообще никак.

— Бывший муж как прореагировал на это? Вы общаетесь?
У нас ведь совместный спектакль, как нам не общаться. Да и с чего нам ругаться? Он быстро переехал жить к Наталье Николаевне. Я сама говорила, что была бы рада, если бы он ушел жить к ней. Я поняла, что наши отношения себя исчерпали, а оставлять его одного не хотелось. Рада, что так сложилось.

— Как он живет сейчас? Есть от него вести?
Как я понимаю, он влюбляется в Наталью Николаевна снова. Почему-то я подозреваю, что ей это не надо, но не хочу ничего говорить, потому что женщины такие — сегодня не надо, а завтра — надо. Главное, что я свободна! И вмешиваться в эту историю тоже не хочу. Не скрою, было очень тяжело какое-то время, потому что меня поставили на счетчик: «В течение 10 дней должна съехать». Я лихорадочно что-то искала и в итоге переехала в две небольшие смежные комнаты в центре города. Главное в этой ситуации, не начать себя жалеть. Перед тем, как прийти к вам на интервью, я мыла пол, а до этого сидела под батареей, ела лаваш с отвратительной кабачковой икрой — такой брошенный, замученный и никому не нужный человек… А потом поняла, главное гнать от себя эти мысли, потому что по факту все очень круто — я свободный и открытый для новых проектов и творческих идей человек. К тому же, сегодня я развенчалась.

— Но вы вроде бы с Иваном Ивановичем не были венчаны?
Нет, я была повенчана с первым мужем. Представляете, много лет собиралась это сделать, и мне было лень доехать одну остановку на метро до ларвы. А сегодня меня «клинонуло», я быстро собралась и поехала к батюшке, которому объяснила ситуацию. Его задача — переубедить человека, ведь все бывает в жизни, но церковный брак — это церковный брак, и прежде, чем его завершать, нужно подумать тысяч раз. Я ему объяснила, что с первым супругом 8 лет не общаюсь, не знаю где он, как он, приблизительно догадываюсь о его жизни. После этого он дал добро.

— А вдруг он против развенчания?
Мы не общаемся 8 лет! Если он против — это уже его дело. Пыталась восстановить с ним нормальные человеческие отношения, потому что я такой человек. Даже когда развожусь, то стараюсь сглаживать углы. Он на это не пошел. И что мне делать? Меня это тяготило много лет, но я решила и сделала.

— Представим такую ситуацию. Сейчас у Ивана Ивановича все хорошо, но пройдет месяца два-три, и он вдруг поймет, что жизнь с предыдущей женой ему не мила, что она его не любит, не ценит и не понимает. Позвони вам и скажет: «Наташа, вернись, я все прощу». Ваша реакция?
Ему нечего мне прощать, во-первых. Во-вторых, он всегда говорил: «Иван назад не ходит». Вот я ему и отвечу: «Наташа назад не ходит». Но вы правы, я почему-то подозреваю, что так и будет.

— Я так до конца и не понял причину вашего расставания…
Думаю, мы так и не смогли принять форму супругов. Я люблю его, как уважаемого человека, который много сделал для искусства. Он добрый, много что делает для людей, и я не скажу, что он мне ничего хорошего не сделал. Мне есть, что вспомнить, и я буду скучать по этим временам. Но я не вернусь. Не хочу говорить, что он меня как-то предал, но в какой-то момент ему просто захотелось вернуться домой. Может, я была тем буфером, чтобы он вернулся обратно — кто его знает.

— Не думаете, что этот брак был ошибкой?
Ошибки не было. Так вышло, это уже произошло — значит, так должно было быть. Ну не получилось и не получилось. Просто, когда я выходила замуж — то другие темы стояли на повестке дня. Например, мне обещали, что у нас будет жилье — не так, что мне надо отписать что-то, а просто будет свой дом. Много других вещей.

— Получается, он не выполнил своих обещаний?
Нет, почему же! Он отвез меня в Венецию. И помог книги выпустить. Мне не на что было жаловаться особо, кроме бытовых проблем. Но я не понимаю, почему он так зациклился на этом ребенке. Ну, куда его? Он не понимает, что некуда?

— Если бы у вас был дом, деньги, условия, то вы бы согласились родить? Вы же понимаете, что в итоге останетесь одна с ребенком на руках.
У меня не было страха остаться одной с ребенком. Просто, видимо, я не была готова вообще к этому. Может быть, недостаточно любима? Я ничего не понимала — живу в чужой квартире, с соседями, которые гнобят меня и клюют постоянно, много бытовых проблем. У меня ничего нет и еще туда поселить ребенка. Иногда у меня, конечно, отлетает крыша — но не до такой же степени.

— В ваших словах про брак лейтмотивом сквозит тема, что Иван Иванович вас до конца не понял и относился к вам не так, как хотелось бы.
Я вижу, что к Наталье Николаевне он относится абсолютно по-другому, чем ко мне, когда я была его женой. Я некий ребенок, которого постоянно надо бить по затылку, а она мать его детей — там другой подход. В отношениях с ним я не чувствовала себя до конца женщиной, хотя он заботился обо мне: мог подать пальто, сигарету прикурить, иногда даже защищал меня. Я так и осталась ребенком, которого надо воспитывать — причем, иногда в присутствии других людей. Мне такой формат не подходил.

— Если бы вам сейчас предложили заново пройти весь этот путь — согласились бы?
Да, только если бы убрать эту историю с квартирой, в которой мы жили с другими людьми.

— То есть вас не смущало то, как вас полоскали все СМИ России и зрители?
Не могу сказать, что нет. Я ведь живой человек. Когда-то реагировала, когда-то получилось отбрасывать все это, много было разных моментов. Сейчас думаю: как я осталась в трезвом уме и трезвой памяти?

— Вам не кажется, что в какой-то момент ваш брак превратился в телевизионное шоу?
Мне так показалось, когда только пошла история с Натальей Николаевной. Она же появилась где-то за полгода до развода. Помню, как она написала в Фэйсбуке про меня, что я делаю шута горохового из Ивана Ивановича, потом «фоткаюсь» с ведущими и дальше ставлю на аватарку. Но затем проходит время, и она соглашается приехать на съемку, где делает заявление, что хочет вернуть мужа! Вот тогда он во все это и поверил. Я уже говорила, что не исключаю его возвращения в квартиру, но уже в полном одиночестве, даже сказала ему: «У меня есть предчувствие, что ты сюда обратно вернешься. А он ответил: «Я сам разберусь!»

— Вы сказали, что «долго не засиживаетесь». Прошло два месяца, встретили ли кого-нибудь?
Нет-нет-нет, я не могу и не хочу. Не могу внутренне. Два месяца прошло. Я сейчас в прострации такой, не общалась ни с кем. Хотя, когда все узнали, что я развелась, то полетели сообщения, типа «будут проблемы с деньгами — пиши».

— Развод отразился на творчестве?
У меня будет новая книга стихов. Пока думаю, сама проиллюстрирую ее или с подругой — у нее интересный скетчевый стиль. Если я буду понимать, что не успевает и ей тяжело, то я сама этим займусь. И планирую дальше продолжать рисовать. Меня многие хвалят, хочу сделать выставку.

— Оглядываясь назад, думаете, ваш необычный союз с Иваном Ивановичем может послужить примером для других?
Мне было приятно понимать, что я являюсь тем человеком, который показал, что любовь может быть и такой. Ведь после нашей истории очень много людей написали, что находятся в такой же ситуации, испытывают чувства к человеку намного старше себя. Понятно, что не на 60 лет, но на 40-20 лет — очень часто. Многие говорили, что боятся осуждения, что их не так поймут. То, что у нас не получилось — это не значит, что не существует такой любви! Наш союз не сложился, потому что у нас была тележка с прицепом в виде детей. Не знаю, смогу ли я еще раз вытерпеть такое, чтобы человек был с детьми, которых надо поднимать и воспитывать.

— Думали о своем будущем?
Мое будущее всегда было туманным. Из каждого дня есть миллиарды вариантов развития — может, мне завтра упадет приглашение стать новым лицом «Версаче» или роль в Голливуде? Кто его знает, что будет завтра? Недавно поняла, что я больше всего поэт, но я ненавижу, когда меня заставляют писать стихи. Моя идеальная жизнь, чтобы я сочиняла, что-то рисовала и при этом имела свое дело, типа магазинчика с атмосферными картинами, где люди делают заказы, читают мои книги.

— Но тогда вас забудут СМИ и тв-шоу?
Я никогда не держалась за эту историю, что меня кто-то знает или нет. Я не блогер, который думает об увеличении количества просмотров и показывает свою голую пятую точку. Думаете, я выйду на Невский со спущенными штанами? Нет, у меня свой путь! Посмотрите на многих звезд, которые сначала выстрелили, потом их забыли, а сейчас снова в топе! Посмотрите на Максима Горького — он уехал, а потом вернулся. Маяковский, Есенин — все возвращались и делали что-то новое и сильное.

— Получается, что вы уедете и вернетесь?
Не факт. Может, уеду и буду работать на две страны. Я не хочу участвовать больше во всем этом. Думаете, меня не зовут никуда? Я ведь могла бы как те звезды, которые прыгают из одного экрана в другой. Но не хочу! Хочу отдохнуть.

— Вам не обидно, что вас воспринимают как героиню желтой прессы? А ваше глубокое и сильное творчество никому не нужно?
Думаю, что оно выстрелит когда-нибудь. Все равно я всем не смогу этого рассказать, да и по большому счету все равно, как меня воспринимают люди. Пусть я так и останусь латентным гением, серым кардиналом — буду чем-то между, только подальше от всей этой мишуры.