Светские новости

На выставке «Голая богема» Лимонов назвал цену фото в стиле «ню»

В галерее актуального искусства открылась выставка «Голая богема» классика советской фотографии Сергея Борисова.

Фото летописца советского андеграунда Сергея Борисова обошли весь мир, участвовали в самых престижных аукционах, в том числе Sotheby’s и Christie’s («Полет», «Супрематическая игра»).

В конце 80-х годов Сергей Борисов создал новый жанр — идеологическое ню, оригинальный вариант соцарта. Фотограф выбирал моделей из своего окружения, как профессиональных из Дома молодежной моды, так и любителей.

Борисов запечатлел богему «перестройки»: актрису Оксану Фандеру, писателя Эдуарда Лимонова, художника Владислава Мамышева-Монро, галериста Федора Павла-Андреевича, певицу Жанну Агузарову, актера Сергея Бугаева «Африка». Относительно широким слоям населения в те времена были знакомы лишь имена Лимонова, Агузаровой и «Африки» из «Ассы».

Обнажиться полностью решился Эдуард Лимонов, прикрыв причинное место, соответственно, лимоном, изображающим гранату-«лимонку». Мамышев-Монро расстался с трусами, но нацепил платье, имитируя знаменитое фото Мэрилин Монро с раздувающейся юбкой. Зрелище, надо сказать, не для тургеневских барышень. Жанну Агузарову запечатлели в платке и пальто, роль «ню» на фото исполнил «присоседившийся» юноша с обнаженным накаченным торсом. Оксана Фандера образца 1985 года, «дующая» губы в тренде «нулевых», с «ню» тоже выкрутилась: пиджак, надетый на голое тело с намеком на грудь, все вполне невинно.

Из моделей Борисова, закрепившихся в статусе vip в наши дни, на выставку пожаловал только писатель Эдуард Лимонов.

Это фото снимали, кажется, для новогоднего календаря «Спид-Инфо», — рассказал обозревателю Glomu.Ru Лимонов. – Я сразу сказал: «Сниматься буду только за деньги. Полтора миллиона рублей». Дореформенных. С деньгами у меня была проблема. Он пришел, принес целлофановый пакет, набитый купюрами. Спрашивает: «Считать будешь? Да нет, конечно!».

— «Перестроечная» богема отличается от нынешней?

— Черт его знает, я тогда жил во Франции. Но в целом все было более топорно и гораздо честнее. А сейчас все рафинировано, отвратительно приглажено, люди много думают, просчитывают. Мне нравились лихие 90-е. Я снимал на Арбате квартиру. Идешь зимой ночью, метель, люди стоят, ругаются — ведут политические споры, бомжи ждут бутылок, сосиски какие-то жарятся, — рассказал Лимонов.

«Нет никакой богемы сейчас», — подытожил он.

С ним согласился герой вечера Сергей Борисов:

— Богема кончилась, осталась разве что гламурная. Андеграунда, по-моему, нет. Я снимаю людей искусства, они могут считаться богемой, но не такой голопузой, как в те веселые времена.

В подтверждение его слов на экране появилось видео смеющейся Оксаны Фандеры в галстуке «бабочка».

— Фандеру я сфотографировал, когда мы снимали вот этот домашний фильм «Уронили мишку на пол». Она была совсем еще юной девушкой, никому не известной, задолго до конкурса красоты, — продолжил Борисов.

Через два года Оксана Фандера вышла из «подполья». Имя 20-летней финалистки первого конкурса красоты «Московская красавица» узнали все. Сейчас трудно себе представить, что имена красавиц-«пионеров» местного значения знала вся страна.

Дерзость и кураж «голопузой» богемы прошлого века оценил респектабельный бомонд века нынешнего: танцовщик Николай Цискаридзе, дирижер Владимир Спиваков, галерист Дмитрий Ханкин, друзья-промоутеры Андрей Фомин и Михаил Друян. Ознакомившись с экспозицией, почетные гости один за другим исчезли на третьем этаже галереи, закрытом от посторонних глаз.