Светские новости Джон Леннон

Музыканты о Джоне Ленноне: свой «секрет» он унес собой

9 октября 1940 года в Ливерпуле родился Джон Леннон. Этот день подарил миру поэта и композитора, провокатора и новатора, хулигана и пацифиста — человека, изменившего лицо ХХ века. Джон Леннон жил и творил до рокового выстрела Марка Чепмена в 80-м. В минувшую субботу музыканту исполнилось бы 70 лет. О масштабе личности Джона Леннона, его вкладе в мировую музыкальную культуру мы поговорили с людьми, для которых имя знаменитого битла стало знаковым.

Александр Градский, музыкант: — Я был леннонистом, который считал и считает по сей день, что в музыке, особенно в коллективном творчестве, на первом месте стоит не только профессионализм, но еще и идеи, идеология. Для меня Джон всегда был олицетворением музыкальной, человеческой и социальной идеи, поэтому я его никогда как музыканта, композитора, певца и автора стихов не отделял от его идеологического значения. Я считаю, что он, вообще, герой. У него героический путь и даже мифологический. Есть разные музыканты: одни очень много делают, доживают до 80 лет и спокойно умирают в своей постели и потом, может через 50 лет, становятся героями. А он — как Джим Моррисон. Это люди, которые быстро сгорели, но очень ярко светили. В смысле нравственного поведения этот человек всегда был образцом. Это очень важно, потому что нравственных примеров у нас в последнее время не так много. Он нравственный пример того, как вообще должен вести себя в жизни творческий человек.

Юрий Башмет, музыкант: — Этот человек провозгласил свободу и, конечно, это эпохальная личность. Самое интересное, что секрет он унес вместе со своей жизнью. В тандеме с Маккартни у них рождались шедевры. И все-таки он (Леннон) очень отличался, именно своей какой-то неповторимой индивидуальностью, потому что у Маккартни песни были самые лучшие, если говорить о мелодии. Они были шедеврами, но доступными, так скажем, без секрета. А Леннон оставался независимым, свободным с каким-то своим очень мощным «лицом», поэтому он в себе объединял и доступность, и в то же время независимость и уникальность. Эта музыка всегда будет актуальной, потому что они («Битлз») довели этот жанр до своей кульминации, и после этого можно было только менять направления, а делать лучше в этом же жанре уже невозможно. Я часто бываю в Англии. Когда приехал в первый раз на родину «Битлз», ходил по этим улицам, смотрел, и у меня было примерно такое же ощущение, как когда ко мне в руки попал альт Моцарта или альт Поганини и я на нем играл. Примерно такое ощущение было  в Ливерпуле.

Стас Намин, музыкант:- Моцарт сказал: «Душа музыки в мелодии», — а «Битлз» — единственный ансамбль в мире в истории человечества, который писал только развитую мелодию. Это музыкальный термин, который подразумевает самое ценное в мелодии. Это значит: драматургия этой мелодии основана на человеческой речи, чего практически почти не бывает. Если кто-то написал одну песню с развитой мелодией, то это уже шедевр. У «Битлз» все песни с развитой мелодией. Новаторская группа – любая. «Битлз» – это не новаторская группа, а революционная. Они произвели революцию в мировоззрении всех людей на земном шаре. Эту музыку надо чувствовать. «Битлз» гораздо шире, чем один жанр. Если кто-то хочет послушать Джона Леннона, он поймет, о чем идет речь. Это как раз тот самый случай, когда надо не болтать, а слушать.

Лариса Долина, певица:- Вклад «Битлз» в мировую музыкальную культуру огромный. Его переоценить невозможно. Эти песни будут петь вечно, это золотой мировой фонд. И если будет меняться мода, я не люблю это слово применительно к музыке, эта музыка будет звучать и у диджеев на дискотеках, и в классическом варианте с симфоническими оркестрами, как это уже было. Это такая простота, которая доступна единицам: быстро запоминающиеся мелодии и притом невероятно красивые, потому что написать песню, имея под рукой только семь нот, очень тяжело. А чтобы она стала мировым шлягером на годы вперед — это невозможно, это редкий случай, поэтому эти ребята просто совершили переворот в музыке. Эта музыка будет всегда актуальна, она не может быть в моде или вне моды, она обособленная, но ее знают и любят все возрастные категории и социальные слои.

Дмитрий Дибров, телеведущий: — Впервые, как ни странно, имя Джона Леннона я прочел в советской газете «Неделя», где были изображены четыре «битла». Это был 1968 год. Тогда я впервые был потрясен самой звукописью фамилии «Леннон». Только потом, много лет спустя, уже говоря по-английски, я понял, что надо говорить не Леннон, что напоминает — Ленин, а Лэннон. Это первый человек, который показал миру, что в музыкальной студии можно бесконечно ставить эксперименты, представлять себе музыку в качестве ментального полигона. Например, первое, что меня «убило», — это песня «Я морж». Если угодно, человеческая музыкальная эволюция пошла с этой точки к тому месту, где она сейчас находится. Все современные ланж-группы, кибернетические группы – это всего лишь уроки Леннона, изложенные в песне «Я морж». Когда его убили, мы, разумеется, припали к нашим приемникам и сквозь хрип и шип коротких волн услышали такую меткую формулировку, данную кем-то из американских коллег: «Джон Леннон – это голос нашего поколения». Другая моя любимая группа «Пинк Флойд» писала: «Зависать в тихом отчаянии – типично английский путь». Наше поколение старалось с этим отчаянием бороться, и Леннон показывал, что только талант и только созидательное творчество может быть основой.

Валерия, певица: — Впервые фотографию «битлов» я увидела у своей соседки. Они были длинноволосые, и мне казалось в раннем детстве, что всех длинноволосых звали «битлами». Я не могу сказать, что я выросла на этой музыке, — волна битломании прошла раньше. Сейчас у меня дома целая коллекция «Битлз», я с огромным почтением отношусь к тому, что они делали. Этот коллектив действительно был абсолютно уникальным. Джон Леннон – личность планетарного масштаба, такого героя мир еще не знал. И не знает — после ухода из жизни Джона Леннона на замену ему не пришел никто. Такого музыканта, который своей музыкой, своими песнями мог повести народ за собой, такого социального героя, такого бунтаря, человека, который говорил правду, которому верили безоговорочно, не появилось. Даже Джексон – это другое, там социального подтекста практически нет. А секрет этих мелодий в их предельной искренности и простоте. Все гениальное просто.

РИА Новости