Светские новости

Королевская свадьба в русских нарядах

Великобритания вновь празднует королевскую свадьбу. На этот раз женится сын принца Майкла Кентского 30-летний лорд Фредерик Виндзор. Его бракосочетание с 29-летней актрисой Софи Уинклман пройдет в Королевской часовне дворца Хэмптон-корт близ Лондона. Принц Майкл и его супруга принцесса Кентская Мария Кристина имеют давние и тесные связи с Россией. Неудивительно, что и свадьба  их сына приобрела  неожиданный и  нежный российский оттенок. Дизайнером платьев  для невесты, ее матери и подружек была выбрана  россиянка Анна Быстрова, известная за рубежом как Anna-Roza Bistroff. Накануне свадьбы дизайнер рассказала обо всех подробностях работы над королевским заказом.

— Как вы познакомились  с семьей принца  Майкла Кентского?

— Фигурально выражаясь, нас свела любовь к искусству. На самом деле, мы познакомились через одну из лондонских галерей. Ее Высочество является почетным куратором этой галереи, ну а я – просто поклонником. Общие друзья рекомендовали принцессе меня как «русскую Шанель» (прошу прощения за нескромность: эпитет не мой, а моих любезных друзей). Принцесса, невероятно открытая ко всему новому, выразила немедленное желание познакомиться. Буквально через несколько дней мы получили приглашение отужинать в обществе принца и принцессы Кентских. Конечно, первая встреча для нас была очень волнующей! Я десять раз отрепетировала непривычное для русского восприятия «Good afternoon, Your Royal Highness!», но на реверансе все равно сбилась. Сегодня я с особенной нежностью вспоминаю тот первый вечер: что и говорить, для простых смертных знакомство с королевской семьей – событие экстраординарное. И в том, как доверительно-просто протекало наше общение – прежде всего, заслуга Их Высочеств. В приватном общении они оказались простыми, душевными, открытыми людьми, готовыми обсуждать практически любые темы, хотя я всегда слежу за субординацией между нами. И пусть эта встреча носила частный, неофициальный характер, я все равно была в напряжении, так как понимала, что в любом случае являюсь своего рода ньюсмейкером русской культуры. Хотя бы одной ее части – модной. Поэтому на вопрос личного секретаря Ника Чанса – что я думаю об отношениях между Россией и Великобританией, я постаралась дать правдивый, но дипломатичный ответ.

— И что же Вы  сказали?

— Я сказала:  «Мне кажется, что отношения между нашими народами лучше, чем между правительствами наших стран». Тогда Принц раздумчиво добавил: «Может, с нас и начнется улучшение?..» Все рассмеялись, а я согласилась: «Вперед, Ваше Высочество!».

— Как и почему  они выбрали именно Вас в качестве дизайнера свадьбы их сына?

— Сначала инициатива  исходила от Ее Высочества. Впечатленные  духовной близостью, возникшей  между нами за несколько дней  общения в Лондоне, после этого мы три месяца переписывались. А в октябре бренд Roza демонстрировал в Лондоне очередную коллекцию, выдержанную в стиле 1930-х годов. И конечно же, принцесса была почетной гостей. Стиль Roza Couture настолько пришелся ей по душе, что она немедленно заказала несколько туалетов. Работать для нее было очень легко: она невероятно контактна, доброжелательна и доверчива в отношении советов по ее имиджу. Она рассказала, что в течение двадцати лет была клиенткой Джанфранко Ферре, и когда его не стало, оказалась совершенно потеряна. Наш бренд славится именно платьями, тогда как Ее Высочество больше привыкла к костюмам, особенно брючным. И для нее стало полной неожиданностью, что, оказывается, ей идут платья – легкие, нежные, почти девичьи! Принцесса не скрывает своего возраста (ей 64 года), но она не просто молодо выглядит – она действительно молода! Она красива, сексуальна, у нее чудесные волосы – язык никогда не повернется назвать ее «бабушкой». Она Женщина с большой буквы!

И вот в конце  февраля Принцесса с огромной радостью сообщила мне о помолвке ее сына Фредди и Софи Уинклман. Свою будущую невестку она охарактеризовала в самых превосходных выражениях. Мне же оказала огромную честь, рекомендовав наш бренд невесте Фредди. Познакомившись с Софи, я почти сразу поняла, что принцесса ни капельки не преувеличила: Софи оказалась очень светлым, эмоциональным, романтичным человеком и яркой, целеустремленной личностью, с сильным внутренним стержнем. Навязать что-либо такой девушке было бы сложно. Поэтому, в отношении Вашего вопроса – выбор был сделан все-таки самой Софи, пусть и с подачи Ее Высочества. Это тем более приятно, что после официального объявления о помолвке целая плеяда знаменитых домов моды предложила свои услуги по изготовлении свадебного платья. Однако стоило Софи оказаться в нашем шоу-руме, как решение о том, кто этим будет заниматься, пришло само собой. Это как раз тот случай, о которых говорят: лучше один раз увидеть. А уж наши вещи действительно говорят сами за себя! И это действительно уникальный случай в истории: впервые русский дизайнер одевает королевскую свадьбу.

— Какие были требования к этому заказу?

— Мы должны  были соблюсти целый ряд условностей  – начиная с определенной политкорректности  и заканчивая требованиями королевского протокола (например, длина шлейфа). Мне же, как дизайнеру, хотелось не просто отразить в платье стиль и видение нашей марки, но спроецировать это на личность Софи. Да, теперь она входит в королевскую семью, но она – актриса, почти богема, яркая, открытая, в общении непосредственная, как ребенок. Я переработала огромное количество справочного материала – все, что можно было достать по истории королевских свадеб за последние сто лет. В результате я сделала восемь эскизов абсолютно разных платьев. К этому моменту была утверждена только ткань: на высоком домашнем «худсовете» решили, что это может быть только шелковый дюшес. Фактура этой ткани хорошо держит форму и в то же время достаточно пластична, чтобы можно было создать устойчивую драпировку; дюшес «правильно» мнется (а это неизбежно на таком мероприятии) и замечательно отражает свет (это важно для фотографий). Само визуальное восприятие дюшеса почти подсознательно относит нас к высокой статусности свадьбы. Однако работать с ним сложно: он не «любит» натянутых швов, не «любит» утюга – вообще ничего не любит! Только суперпрофессиональные руки могут его укротить. Так вот: все восемь эскизов Софи очень понравились. В конце концов, отложили три – и тут она снова засомневалась: хотелось все! Чтобы помочь ей определиться, я решила сделать макеты всех трех моделей с тем, чтобы примерить их на нее, посмотреть, как это работает в дуэте с ее внешностью. Так и поступили. Затем я сделала целый ряд рабочих фотоснимков – Софи увидела себя со стороны. Наконец, решение было принято. Утвердили также и цвет – перламутрово-белый, хотя сначала это был «айвори» (цвет слоновой кости).

— И началась долгая кропотливая работа…

— Верно. И  даже я, с моим опытом, до  конца не осознавала весь ее  масштаб. Платье изготавливалось  в Москве, и каждые три недели мы с главным конструктором Татьяной прилетали в Лондон, координируя свои визиты с графиком Софи. После утверждения дизайна платья немедленно приступили к созданию эскизов и образцов вышивки. Вышивка – работа действительно очень кропотливая, трудоемкая и затратная по времени. А ведь именно вышивкой на переднем полотнище юбки платья я хотела подчеркнуть его «русское» происхождение! В качестве основы для вышивки нами были взяты старинные русские мотивы – в современном прочтении, конечно. Я считаю, что вышивка в исполнении мастериц Roza Couture – «тончайшей прелести тончайший образец»: лучше Пушкина не скажешь! Вышивку на свадебный наряд будущей леди Виндзор делали светлые, чистые, духовные люди – одна из наших мастериц работала над облачением ныне покойного патриарха Алексия Второго. И это – залог того, что весь наряд несет в себе высокую и добрую энергетику. Когда мы задумывали наш бренд, я хотела, чтобы вещи, создаваемые под этим именем, со временем становились не просто винтажными, а были достойны быть переданными по наследству. Я думаю, что в случае с платьем Софи это получилось на все сто.

— Значит, вы довольны  результатом?

— Очень. Платье  получилось и актуальное, оно, что называется, «в тренде», и – вневременное. Оно и статусное — просто царственное! – и очень идет Софи, являясь драгоценной рамкой ее собственной редкостной красоте. В нем она – как принцесса из сказки, невеста в том облике, который рисуют себе с детства все девочки на свете.

— Вам также было  поручено одевать  мать и подружек  невесты. Расскажите, что вы для них придумали?

— Когда я увидела  маму Софи – Синди Блэк, то  мне сразу стало ясно, в кого  дочка такая красавица! Между мамой и дочкой очень трогательные, трепетные отношения, и было очень приятно наблюдать, как они буквально воркуют друг с другом, заботясь о том, чтобы каждая из них была счастлива своим платьем. Решение по дизайну платья для Синди было принято очень быстро: она просто примерила несколько туалетов из шоу-рума, и мы поняли, что именно ей идет. Но я рано обрадовалась, что с этим заказом у нас не будет проблем! Когда уже все было готово, Синди купила шляпку, в которую, по ее словам, она влюбилась с первого взгляда. Шляпка, что и говорить, была действительно «ее», но по цвету и фактурному наполнению она выпадала из общего контекста ансамбля. Однако ее глаза так сияли, а цвет шляпки так шел к волосам! Это был тот случай, когда я с удовольствием подчинилась, хотя нам и пришлось сшить новый жакет, чтобы сбалансировать весь туалет. Зато шляпка закольцевала весь ансамбль: по моему совету Синди купила именно те туфли и сумочку, которые сделали весь наряд совершенно законченным. Я думаю, что она будет просто оскаровская красавица! Что касается создания платьев для девочек – подружек невесты, то здесь я больше, чем когда-либо следовала советам самой принцессы и ее близкой подруги леди Аннабел Голдсмит. Платьица изготовлены из шелковой органзы такого же белого цвета, как и платье невесты. Атласные пояса сочетаются с изящными веночками на головках малышек, а целый ряд декоративных деталей на самих платьях – это фрагменты декора платья невесты. Точно так же, как и в случае с платьем Софи, детские платьица отличает невероятное качество и заметная профессиональная вложенность.

Два дня назад, когда мы привезли платья, я пригласила к себе в пентхаус отеля Westbury всю семью Уинклман – на так называемую официальную церемонию передачи платья. Хотелось сделать это как-то по-русски – с рушниками и караваем, — но в Москве закрутились… Поэтому вместо каравая была громадная корзина русского шоколада – чтоб на весь медовый месяц хватило, полсотни шариков под потолком и роскошное коктейльное платье в подарок! Когда Барри, отец невесты, увидел все наряды, он за бокалом шампанского с уверенностью сказал, что это будет самая красивая свадьба за последние сто лет. Наутро мне в номер принесли огромный букет цветов от него и открытку: «Анна, Марина и Татьяна! Миллион раз «спасибо!». Вы сделали Софи и Синди такими прекрасными, какими я никогда их еще не видел. Анна, вы – гений!». Вот эти слова, равно как счастливые глаза отца, блестящие от восторженных слез, — и есть самая большая награда для меня.

— Анна, Вы были на репетиции свадьбы. Расскажите, как это было.

— Действительно,  репетиция проходила в той  же королевской часовне, где  будет проходить церемония. Присутствовал толь самый узкий круг: родители жениха и невесты, маленькие девочки с матерями, официальные ведущие и распорядители церемонии. Как оказалось, репетиция очень важна, так как в процессе возникает столько неожиданных моментов, которые трудно предусмотреть – хотя бы как управляться со шлейфом на поворотах. Мы с Мариной взяли с собой макет шлейфа, и это очень помогло в деле. И даже на репетиции все выглядело очень торжественно! Принц Майкл был очень спокоен и счастлив, явно наслаждаясь действом, но, по-моему, в таком благодушии был он один: все остальные довольно нервничали, понимая грандиозность грядущего события. Однако между всеми участниками не было никакого напряжения: все работали четко и слаженно. Конечно, когда зычный голос священника раздался под сводами почти пустого храма – «Повторяйте за мной: Я, Фредерик Майкл… Виндзор, беру в жены… Повторяйте: Я, Софи Лара Уинклман, беру в мужья…». И так далее!.. В общем, колени у меня подкосились.

— А Вы сами что наденете на свадьбу и с каким настроением поедете туда?

— Я надену  платье-реплику из моей следующей коллекции, которая инспирирована двадцатыми годами и будет представлена в Лондоне 8 октября. Весь имидж будет соответствующий – шляпка, прическа, кружевной палантин. Такая вот театральная прима из романа Фитцджеральда. Ну, а настроение… Настроение понятное! Свадьба – это всегда здорово, а королевская свадьба – это невероятное, сказочное приключение, тем более, если ты являешься еще и его частью!

Беседовал Александр Смотров