Светские новости Иван Охлобыстин Ксения Собчак Тина Канделаки

«А вы — завидуйте!»: на «чтениях» Собчак рассказала о своих миллионах

В книжном магазине «Республика» в ТЦ Lotte Plaza прошли очередные «Пионерские чтения». На этот раз колумнисты журнала «Русский пионер» Ксения Собчак, Тина Канделаки, Михаил Ефремов, Иван Охлобыстин высказались на тему зависти.

Перед началом чтений в торговом зале книжного магазина избранная публика угощалась коньяком и легкими закусками в vip-зале, куда простым читателям вход был заказан.

— Идите занимайте места, пока они есть, — испугал публику главред «Русского пионера» Андрей Колесников.

Финансист Марк Гарбер, бизнесмен Борис Белоцерковский с супругой Никой, телеведущая Тина Канделаки, журналист Андрей Васильев, актер Михаил Ефремов, продюсер Алексей Боков, главный редактор телеканала Russia Today Маргарита Симоньян, поэт Андрей Орлов, актер Иван Охлобыстин послушно проследовали вслед за Колесниковым в первый ряд. Последней прибежала телеведущая Ксения Собчак.

— Сегодня мы будем говорить про светлое чувство зависти, — занял место в кресле чтеца Андрей Колесников и зачитал традиционную колонку о своих детях Маше и Ване и искренней отцовской зависти к ним.

Тина Канделаки неожиданно призналась, что она завидует мужчинам.

— Даже самым загвазданным, зашварканным и замызганным мужчиной среднего возраста быть гораздо лучше, чем женщиной, — читала с многозначительными паузами Канделаки. — Где вы видели, чтобы про молчащую женщину кто-то сказал, что она думает? Молчит – значит, сказать нечего. А мне одна знакомая на ясном глазу рассказывала, что Абрамович лежит ночью с открытыми глазами и думает. Можете представить, чтобы такое про женщину кто сказал? — мужчины в зале радостно  захихикали.

Романа Аркадьевича докладчики вспомнили за вечер не единожды. Поэт Андрей Орлов упомянул олигарха всуе, среди прочих раздражающих личностей, в своем саркастическом стихотворении:

Абрамовича добрые глазки…
Где Собчак эти шубы берет?
В списке «Форбса» одни Дерипаски —
— Не по-детскому зависть берет!

А Иван Охлобыстин признался, что Абрамовичу он не завидует, и вообще зависть актеру чужда:

— Не завидую, падла, хоть тресни! Даже Абрамовичу не завидую. Видел я Романа Аркадьевича на днях, был он пепельного цвета от усталости, как будто на нем новый нервно-паралитический газ испытывали. При таких рамсах по дворцам много не нагуляешь.

В конце своего рассказа Охлобыстин признался, что одному человеку он все же завидует – себе самому. Тутже актер посвятил себе эпиграмму Гафта: «От славы одуревший, теперь на все горазд. Он сам себе завидует и сам себя продаст».

— Прямо в яблочко, хоть и о другом персонаже писал великий актер, — самодовольно улыбнулся «доктор Быков». На его выступление сбежались продавщицы со всего этажа.
— Вы не представляете, чего мне стоило затащить Ивана к нам на чтения и сорвать съемки очередных «Интернов». Я уж не верил, что это произойдет, но чудеса случаются, — радовался Колесников бурной реакции зрителей на выступление актера.

Ксения Собчак сочла зависть самым главным vip-грехом и полностью себя с ним идентифицировала. Перефразируя Маяковского, «мы говорим «Ксения», подразумеваем — «зависть»». А кому же еще завидовать, как не Собчак, мы ее и не любим исключительно из зависти.

— В этом году я заработала 2,5 миллиона долларов, участвовала в пяти телевизионных проектах, купила таунхаус, делаю гардеробную 80 метров. Моя талия — 58 сантиметров. Я написала книгу, ставшую бестселлером, и снялась в кино. Да, и еще, надев изумруд в 30 карат, я отказалась от всех корпоративов и еду с любимым человеком отдыхать на целых 20 дней. А вы? Вы — завидуйте! — добила всех Собчак.

Андрей Колесников вручил Ксении главный приз чтений — бутылку дорогого коньяка. Почему ей — непонятно, наверное, чтобы завидовали. На радостях телеведущая показала, как она научилась складывать сразу четыре «фиги» на обеих руках.

— Подумаешь, я так умел еще в пятом классе, — продемонстрировал Колесников детские навыки.
— Ой, теперь со мной подружится Миша Ефремов, — помахала бутылкой Ксения.

Ефремов утвердительно кивнул. В «Русском пионере» актер заведует рубрикой «буфетчик», собственно буфетам он и посвятил свое сочинение, проигнорировав «зависть».

— На днях я Верочку свою, четвертую по счету шестилетнюю дочку, привожу в художественную школу, — начал читать Ефремов. — А там преподаватель, девушка лет двадцати, мне говорит: «Я вас знаю. Я ваши статьи в «Русском пионере» читала». Я прям возгордился, но девочка не успокаивается: «Очень хорошие статьи, только вы все время про пьянку пишете. Лучше бы про что-нибудь хорошее написали. А это ваша внучка? » Тут я понял, что надо про хорошее написать, а не о пьянке.

И Ефремов написал о рюмочных, закусочных и возрождении традиции буфетов на Руси: «Место истинного актера — в буфете, а где они?  Культурно выпить негде приличному человеку».

— Один из великих князей говаривал: «Веселие Руси — есть пити», — Ефремов съехал-таки на тему пьянки как национальной идеи. — …На международной арене мы займем лидирующие позиции. Подпишем любые международные контракты и не выполним. Отмазка такая: бухие были!

Тему «бухла» продолжил друг Михаила Ефремова, журналист Андрей Васильев.

— Я, как обычно, не по теме, нарушать традицию не буду, — устроился поудобнее в кресле Васильев и рассказал, сколько они с Мишей Ефремовым выпили, пока вели новогодний эфир на телеканале «Дождь». — Я не считал, естественно, но руководитель канала Наташа Синдеева провела довольно точный расчет: во второй бутылке бурбона к концу записи — а это с шести вечера до полтретьего утра — осталось на донышке. От себя добавлю: не считая шампанского, водки, беленького и красненького. Потому что Ефремов придумал творческую сверхзадачу: помимо бурбона хоть раз выпить то же, что и гость, а гостей было двенадцать человек. Правда, Виктор Геращенко пил только виски.

Свою колонку Васильев завершил поучительным выводом: «цель творчества — самоотдача. Как вы думаете, осилили бы мы все это бухло без команды «Мотор!»? То-то же». Хотя в способностях Васильева и Ефремова и без «Мотора» никто не сомневается: еще как осилят — обзавидуешься.